серебристый лис
и нет ни печали, ни зла
www.pravda.com.ua/articles/2016/06/17/7112077/

Солошенко, харьковчанин

Мы нормально работали одним коллективом еще с советских времен. Нас приглашали на семинары, которые из-за нашего присутствия считались международными. Мы приезжали туда со своим флагом, поднимали его под звуки гимна Украины. И это было так приятно, такое искреннее уважение.
Как-то один из этих генеральных заказчиков, полковник российской армии, позвонил и сказал, что они приобрели большую партию наших изделий и просят наше "добро" для использования в их комплексах.
...Приезжаю в Белгород, прохожу паспортный контроль, пограничница проверила мои документы, ушла, потом возвращается: "Дайте ваш паспорт еще".
Даю ей паспорт. Она зашла в соседнее купе и, слышу, по телефону передает мои паспортные данные куда-то. И я понял, что меня "ведут". Я уже тогда догадывался, что что-то не то... Но я с Колеговым (руководитель департамента гособоронзаказа ОАО ''Росэлектроника'', который и вызывал Солошенко в Россию - УП) работал 12 лет, будучи директором.
Хотя я даже фамилию эту произносить не хочу. Не могу назвать его человеком. Уже сколько я себя убеждал, что я же христианин, и надо прощать – но некоторых подлецов прощать просто не в состоянии.
Думаю: "Ну вот, ведут меня. Ну и что? Я еду в простой рубашке, джинсах, босоножках, три тысячи российских рублей в кармане и обратный билет. Колегову пообещал, я с ним работал сколько..." Вроде и причины не вижу какой-то, чтобы возвращаться.
В Москве меня встречают этот Колегов и Демьянов, тоже полковник, бывший: "Что, так просто приехали, без ничего?"
Я им: "Я же на полдня приехал, без ничего. У вас аппаратура есть для проверки?" – "Есть".
Приезжаем в их офис, во дворе стоит какая-то машина, в офисе изделия, которые я знаю. Захожу. Не успел я, как положено, поздороваться, и тут дверь настежь распахивается – и по всем правилам детективного жанра: "Всем оставаться на местах! ФСБ!"
Думаю: "Наверное, что-то эти ребята где-то накуролесили... Это за ними, я тут не при чем".
Когда подскакивает ко мне подполковник, меня к стене, руки на стену, ноги на ширину плеч. Я ничего не понимаю. Обыскали, взяли два телефона, положили в полиэтиленовый пакет, дают: "Возьми свои телефоны". Смотрю, там с телефонами какие-то бумаги лежат.
Я говорю: "Это не мое". – "Нет, это ваше. Вы с ними ездили".
Оказывается, они подготовили какие-то вроде бы секретные документы, за которыми я приехал, чтобы выкрасть их у России.
"Секретными материалами" оказались бумаги на системы С-300, которые эксплуатируются в Вооруженных Силах Украины 40 лет, и комплектующие делаются на киевском заводе "Генератор".
Повязали, наручники, фотографируют, все как положено.
Единственная "улика" – это эти телефоны с документами, которые они сами подсунули. На бумажках даже отпечатков моих не было. Я их не читал, я до сих пор не знаю, что там написано, в этих бумагах. Они меня абсолютно не интересовали.
...А адвокат, как деньги получил, сразу заявил: "У вас два варианта – признать себя виновным, тогда получите по минимуму, 10 лет. Если не признаете себя виновным, получите 20 лет".
А я говорю ему: "Посмотри на меня. 10 или 20 лет для меня разве имеет значение? Конечно, я не буду признавать себя виновным".

Афанасьев, крымчанин

Адвоката при мені не було, зате було дуже багато слідчих з Москви і таких дуже великих хлопців з Кавказу, співробітників ФСБ. Я був прикутий до залізного столу. Спочатку вони розмовляли, погрожували, я нічого не казав.
...Зрозумівши, що я не знаю фактів, які їх цікавлять, почали вимагати дати свідчення проти себе. Що я зізнаюся в тому, що нібито хотів підірвати пам'ятник Вічного вогню 9 травня. Це абсурдно, бо я сам був серед людей, які йшли до пам'ятника! Мене там і затримували, і це бачило дуже багато народу.
На цьому другому поверсі вони вдягли боксерські рукавиці й били ними по голові – аби не було синців.
Це був перший день.
Мене відвезли на ніч в це місце тимчасового утримання. Усі 10 днів, поки був у цьому місці, – не давали спати, їсти, не було навіть туалетного паперу, нічого не було. Якесь підвальне приміщення, було дуже холодно.
Протягом перших 5 днів застосовували… Просто пакет вдягали на голову, душили…
***
Вдягали протигаз на голову зі шлангом, відкручували нижній клапан і бризкали туди балончиком – починалося блювотиння, ти починав захлинатися в цьому, бо ти в масці.
Коли захлинаєшся, маску знімають, дають понюхати нашатир – і все повторюють.
Продовжилося тим, що під'єднували електричні дроти до статевих органів – і били струмом. Якщо удушення ще можна було витримати, це вже був інший біль. ТАК змушували ставити підписи на документах.
Просто ставити підписи, і все.
Я розумів, що там. Я бачив, що написано. Але я сам власноруч не писав, все було вже заготовлено, весь текст.
Майже під кінець, коли вони вимагали укласти з нами угоду, мене роздягли, поклали на підлогу, якісь люди тримали – і паяльником коло тіла водили й розповідали, що буде, коли цей паяльник потрапить під мене.
Найголовніше – у мене є мама – і вони погрожували добратися до неї. Це подіяло...

@темы: человек-общество, російсько-українська війна, о безусловном будущем, неудобства, Україна